Танки-роботы будущего: каким будет беспилотник на базе «Арматы»

Робототехнические войны не за горами. Небо уже давно бороздят разведывательные и ударные беспилотные машины. В океанской глубине неслышно пробираются роботы-разведчики, а по полосе препятствия бегают железные люди и животные. 21 Декабрь 2017, 16:36
Сухопутные боевые роботы не так на виду, но они есть и постоянно совершенствуются. Человечество уверенно движется к будущему, где «воины» сидят за мониторами и потягивают кофе, а далеко от них тысячи тонн высокотехнологичного металла весело и громко превращают друг друга во вторсырье. Звучит красиво и … опасно. Опасно для жизни, опасно для человечества.

Железо — в бой!

 Желание уберечь личный состав от гибели с одновременным желанием принести эту гибель противнику заставляют разрабатывать все более совершенные машины. На эти проекты тратятся огромные силы и средства, и этот поток только возрастает. Не стоит на месте и кибернетика — рождение полноценного искусственного интеллекта уже на горизонте. Некоторые искусственные «птички» уже имеют его зачатки и способны при выполнении отдельных задач действовать самостоятельно.
Наземные боевые роботы, в отличие от воздушных, ведут бой при непосредственном соприкосновении с противником. Движение по пересеченной местности требует обработки гораздо большего массива внешней информации и более сложных алгоритмов, нежели при выполнении полета. Для этого необходимо все более мощное «железо» и умные программы.

При современном уровне развития информационных технологий полноценно выполнить такие задачи пока не представляется возможным, но повторюсь — работа ведется и деньги выделяются. Не забываем и про разработку различных беспилотных автомобилей — эти алгоритмы обязательно найдут свое военное предназначение.

 

Провод — радио — искусственный интеллект

В настоящее время большинство сухопутных роботов предназначены для патрулирования, ведения разведки, операций по разминированию, доставке грузов и т.д. В подавляющем большинстве это дистанционно управляемые машины. Использование телеуправления подразумевает наличие мощного канала обмена информацией «Машина — человек — машина».

Ничего лучше провода и радиосвязи человечество пока не придумало, поэтому такой канал связи можно перекрыть, а управление боевым роботом перехватить, и таких случаев масса, в том числе и с самыми защищенными и современными дронами. Чтобы подобного не произошло, машина должна иметь интеллект и с его помощью продолжать выполнение задачи при отсутствии командного канала со стороны человека, но…
Уже существуют образцы роботов, которые способны самостоятельно принимать отдельные решения, в том числе и об открытии огня по противнику, но это экспериментальные прототипы и качество принятия ими решение такое, что я бы им и рогатку не доверил.

Наработки. У кого что есть

США. Пока лидируют в этой области, во всяком случае, в области систем автономного управления движением. Например, вполне давняя разработка американского агентства DARPA — боевой автономный комплекс «Crusher». Робот оснащен набором датчиков, позволяющих ему в автономном режиме самостоятельно выбирать оптимальный маршрут до точки назначения и огибать препятствия.
Эти самые датчики как автономный модуль стали победителем конкурса Grand/Urban Challenge, ранее объявленного агентством DARPA. Данная модификация робота «Crusher» способна пройти по маршруту, описанному контрольными точками системы GPS, самостоятельно выбирая маршрут преодоления препятствий. Вот только он не способен отличить дерево от стоящего человека и может спокойно «переехать» через своего бойца. Эта разработка ушла в тень, и никаких новых данных в открытые источники не поступает. Но это не единственный американский проект, и они совсем не стоят на месте.

Израиль. Тоже занимает лидирующие позиции на рынке беспилотных систем и дышит в спину американцам. Армия самообороны Израиля, ЦАХАЛ, уже достаточно давно и успешно использует различные сухопутные дроны, которые выполняют самые разные задачи: от разведки и антитеррора до подвоза различных грузов и разминирования.
Относительно недавно израильская компания Meteor Aerospace представила свеженький 4-х тонный сухопутный роботизированный комплекс RAMBOW. По сути это легкий телеуправляемый БТР на гибридном электроприводе с кучей современных сенсорных и электронных систем, в том числе и автономной системой вождения. Аппарат оснащается различным вооружением, вес боевой нагрузки до тонны, приспособлен для широкого спектра операций, включая наземные боевые действия и огневую поддержку, а также сбор разведданных и защиту границ без риска для живой силы. Еще он возит боеприпасы и обед.

Германия. BAE Systems. В рамках программы UGV (Unmanned Ground Vehicle) был создан прототип 10 тонного боевого робота с замечательным названием Black Knight. «Черный рыцарь» звучит как ностальгия по Ледовому побоищу. Этот прототип оснащен 23-мм пушкой и имеет дистанционное управление с возможность подключения блоков для автономного вождения и принятия решений. Несколько лет назад разработка замерла, и никаких новых данных в открытые источники не поступает.
Россия. Хоть мы в некоторых областях и выступаем роли догоняющего, но наши разработки уже на мировом уровне. Например, роботизированный боевой комплекс «Уран-9». Его масса составляет 10 тонн. Он оснащен мощной 30-миллиметровой автоматической пушкой 2А72, пулеметом калибра 7,62 мм и управляемыми ракетами. «Уран-9» может выпустить по противнику четыре противотанковые ракеты 9С120 «Атака» или четыре противовоздушные ракеты 9К33 «Игла».
Его сенсорное и электронное оборудование соответствует всем требованиям современных аппаратов: есть термодатчики, лазерный дальномер, а также дневные и ночные камеры. Системы комплекса могут автоматически обнаруживать, распознавать и следить за целью. На данный момент «Уран-9» является телеуправляемым роботом и про его автономность пока неизвестно, но эта машина вместе со старшим братом, комплексом разминирования «Уран-6», прошла успешные испытания в Сирии и показала свою жизнеспособность.

Причем, по заявлению генерального директора разработчика комплекса АО 766 УПТК Дмитрия Остапчука, комплекс имеет такое количество «предохранителей», что просто не может выйти из-под контроля оператора.

Автономность российских боевых систем

Проблемами автономности вождения у нас сейчас успешно занимается КамАЗ в сотрудничестве с Яндексом и Cognitive Technologies. Прогресс в этой области налицо, мы сокращаем наше отставание семимильными шагами, и что-то мне подсказывает, что алгоритмы этих разработок вполне приживутся на боевых машинах наших вооруженных сил, а автономные комплексы вооружения у нас уже есть.

Знакомьтесь — автономный боевой модуль АБМ-БСМ 30 «Вихрь». Этот боевой модуль имеет на вооружении 30-мм автоматическую пушку 2А42 и пулемет 7,62 ПКТМ. Есть возможность быстрого дооснащения модуля противотанковыми и зенитными ракетами.
«Вихрь» может размещаться на БМП-3, бронеавтомобиле «Тигр» и других платформах. Главной ценностью боевого модуля является его автономность. Конечно, команду на уничтожение отдает оператор, но система способна самостоятельно найти и идентифицировать противника, выполнить наведение и удерживать цель до ее уничтожения. Один оператор может контролировать 4 боевых модуля на расстоянии до 50 км.

По анализу многих зарубежных экспертов, Россия быстро ворвалась в число лидеров по разработке сухопутных беспилотных боевых систем.

Робот по имени «АРМАТА»

Можно ли сделать из новейшего российского танка «Армата» беспилотник? Насколько нашим военным стратегам необходим многотонный робот с мощным вооружением?

Об этом я спросил ведущего военного эксперта, танкиста, полковника запаса Виктора Мураховского.

— Виктор Иванович! Расскажите, можно ли из новейшего российского танка «Армата» сделать беспилотник?
— Принципиальная возможность сделать безэкипажный (роботизированный) танк существует. Такая машина уже создавалась на платформе танка Т-72 в 1982–1990 годах в рамках научно-исследовательской работы «Автоматизированная система управления огнем и движением танков (АСУ-ОД)», выполненной в Военной академии бронетанковых войск.

Реализация всех алгоритмов управления огнем и движением осуществлялась с помощью бортовой вычислительной машины танковой информационно-управляющей системы (ТИУС). Командир танка находился в укрытии и на экране телевизионного монитора видел поле зрения прицела и панораму местности в приборе наблюдения механика-водителя.

Воздействуя на соответствующие кнопки управления, командир танка осуществлял наведение оружия на цель, подавал команды на выбор типа снаряда и стрельбу, а также управлял направлением и скоростью движения танка.

Поскольку танк объект 148 («Армата») изначально имеет «цифровой борт» (то есть все устройства подключены к общей цифровой шине), автомат заряжания, автомат сопровождения цели, роботизировать процессы управления огнем и движением сейчас проще. То есть технически безэкипажный танк можно сделать хоть завтра.

Однако многие процессы боевого применения танков и другого бронетанкового вооружения до сих пор выполняются обученными специалистами (членами экипажа танка) существенно эффективней, чем самыми передовыми и мощными компьютерными системами, включая системы искусственного интеллекта на платформе рекурсивных нейронных сетей с глубинным обучением.

То есть создать полностью роботизированную автономную платформу Т-14 технически возможно, но ее боевая эффективность будет в разы хуже, чем у танка с квалифицированным экипажем.

— Имеет ли вообще смысл делать беспилотный танк или стоит ограничиться небольшими и более легко вооруженными, но более мобильными машинами, например «Уран-9»?

— Одно другому не мешает. На поле боя, под огнем противника, возможность маневра (мобильность) определяется не размерами, массой и скоростью машин, а главным образом устойчивостью к огневому воздействию противника. Танки (и другие машины унифицированной гусеничной платформы тяжелой категории – БМП, БМПТ) и сейчас остаются единственным боевым средством, способным осуществлять тактический маневр под огнем противника – проламывать его оборону или наоборот, наносить контрудар, действуя в обороне. Этим уникальным свойством никакая другая техника не обладает. Легковооруженные, скоростные роботизированные платформы найдут свое применение при выполнении задач разведки, боевого, сторожевого, маршевого охранения, обеспечения флангов, охраны тыла, сопровождения войсковых колонн и т.п.
— Делались ли за рубежом попытки (в XXI веке) сделать полноценный беспилотный танк?

— Такие попытки предпринимались на уровне разработки концептов, эскизного проектирования, макетов. Насколько я знаю, опытных, а тем более – серийных образцов, не создавалось.

— Каким должен быть канал связи между оператором и машиной, чтобы на поле боя не произошла потеря управления или его перехват? Каким образом реализовывать дальность такого канала, нужен ли для этого ретранслятор?

— Строго говоря, дистанционно-управляемые и автономные роботизированные платформы – это принципиально разная техника. Ни один вид связи не дает гарантии стопроцентной устойчивости управления. Как правило, для критически важных систем применяют спутниковую связь. В тактическом звене – радиоканалы в УКВ-диапазоне, закрывая их аппаратурой ЗАС временной стойкости. Для техники поля боя достаточно дальности устойчивой связи 15–20 км.

Правовые и моральные аспекты

В локальных войнах XXI века боевые роботы применялись против слабых в техническом отношении стран, да и сами применяемые военные роботы были не автономны, а управлялись дистанционно оператором. Но, несмотря на это, военные столкнулись с рядом крайне опасных инцидентов.

Во время начала операции в Ираке одна группа американских военных роботов Talon Sword вышла из-под контроля оператора и начала хаотично перемещаться по полю боя. Было также зафиксировано несколько ситуаций, в которых Talon Sword вел себя непредсказуемо. Без всякой команды оператора поворачивал боевой модуль в сторону своих солдат, передвигался в ненужном направлении и так далее. Как вы понимаете, дело было в Ираке, и современные средства РЭБ не применялись, а Talon Sword на тот момент был самым современным американским серийным роботом, стоящим на вооружении.
Все это заставило военных отправить платформу производителю для поиска и устранения возможной ошибки. Причем замечу, робот Talon Sword лишен какого-либо интеллекта – это полностью контролируемая человеком радиоуправляемая машина, при этом на ней нет никаких особых боевых изысков, как например на нашем «Уран-9».

В ЮАР в 2007 году 35-мм автономное швейцарское орудие ПВО Oerlicon GDF-005В («Эрликон»), оснащенное пассивным и активным радарами, лазерной системой целеуказания, в ходе учения самостоятельно открыло бесконтрольный огонь и расстреляло 9 солдат и серьезно ранило еще 14. Огонь велся до последнего снаряда.

Законы и нормы поведения

В связи с выходом из-под контроля боевых роботизированных систем возникают сомнения, будут ли боевые роботы, предназначенные для уничтожения противника, соблюдать международные нормы ведения боевых действий? Не станут ли они из-за простого вируса в своих электронных мозгах расстреливать всех подряд? Поэтому рассматривать военных роботов как основные средства ведения боевых действий нежелательно. Нежелательно рассматривать их и при наличии продвинутого интеллекта в будущем — у фантастов случаются пророчества, и сценарий «Терминатора» вполне возможен в самом ближайшем будущем.

В 1942 году знаменитый писатель-фантаст Айзек Азимов сформулировал «Три закона роботехники»:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам. 

Будут ли разработаны обязательные законы для военных роботов, и как они будут выполняться?

«На посошок»

Если с боевыми роботами с искусственным интеллектом все может кончиться так плохо, то почему Россия, которая во многих конфликтах старается выступать примиряющей силой, разрабатывает все это и более того — начинает обгонять конкурентов?

Ответ прост и банален. Ядерное оружие смертельно для всех. Для всей планеты. Атомную бомбу первыми изобрели американцы, они ее и первыми применили. Применили по гражданским. Без военной необходимости. Просто чтобы получить политические рычаги для влияния на СССР. Если бы Курчатов не создал нашу бомбу, то нас бы уже разнесли на кусочки. Да и не только нас — разнесли бы полмира.
И здесь также. Если не будет ответного противовеса, если американский истеблишмент не будет видеть опасности для своей экспансии — он нанесет удар.

Атомные бомбы в Японии, химическое оружие во Вьетнаме, Томагавки, потому что так захотелось Президенту США, боевые роботы в городе «….» — вот тут и надо остановиться. Хватит.